Св. Нино











  Манускрипты

Рукописи Грузии

(отрывок из книги Рене Шмерлинга "Художественное оформление грузинской рукописной книги 9-11 веков")

Ограниченные данные, которыми мы располагаем, не позволяют идти дальше предварительных соображений в вопросе определения общего направления, взятого грузинской рукописной школой Синая. Впрочем, в пользу высказанного предположения относительно «восточного характера» этой школы, её известной отсталости от «передовых», византийских, а именно - константинопольских, установок в интересующей нас сфере художественного оформления её продукции, может свидетельствовать трудно доступное местоположение Синайской обители в глухом и пустынном углу Синайского полуострова, остававшейся, в силу этого обстоятельства, без влияния тех факторов, которые коренным образом видоизменяли облик рукописного кодекса, создававшегося в более свободно и живо общавшихся между собою и с соседними странами очагах грузинской культуры.
Как указывалось, грузинская рукопись, вышедшая из тех центров грузинского просвещения, культура которых определялась Византией, - Афона, Олимпа, Константинополя и др., уже к середине Х века заимствует из греческой рукописи как метод украшения рукописного кодекса, так и отдельные декоративные формы, - в том числе и заставку. Около того же времени, точнее четверть века спустя, рукописная школа Тао и Кларджетии, сложившаяся на территории самой Грузии, вводит заставку в декоративный убор кодекса не в результате прямого перенимания системы, принятой в византийской рукописи, но в результате постепенной разработки украшения заголовка и, в качестве промежуточного решения, попытки украсить орнаментированной концовкой заключительный столбец текста. Переписанное в 973 г., т. е. 4-мя годами раньше Синайской рукописи № 47 Пархальское Евангелие, а затем сборник гимнов Модрекили, иллюстрирует это положение.
Общее количество грузинских рукописей конца Х н XI веков, связываемых на основании тех или других признаков с культурными очагами на территории собственно Грузни, в общем, невелико; еще более ограничено число рукописей, происхождение которых из того или другого географического пункта устанавливается прямо или косвенно записями я тексте рукописи. Характерная для грузин-переписчиков нелюбовь к сообщениям фактического порядка касательно места л времени создания памятника в значительной мере обусловливает то обстоятельство, что до сих пор не обнаружено ни одной украшенной рукописи, локализуемой такого рода сообщениями в пределах центральных областей страны - Картли, Кахетии, Западной Грузии в IX и Х веках, но и в более многочисленной группе рукописей XI векя не оказывается ни одной, заключающей в тексте прямое указание на ея возникновение в каком-либо пункте на территории Грузии: намёком на возможное происхождение отдельных памятников из того или другого района в пределах Грузии или на непосредственную связь их с Грузией может служить лишь косвенное указание, имя Парджаниани во второй, 1030 г., части т. н. Мартвильского Евангелия (S 391), сообщение о происхождении «из земли Мцхетской» Микаеля, переписавшего рукопись в Иерусалиме (Н 1741). Отсутствие среди рукописей, отличающихся характером своего декоративного оформления от рукописей зарубежного происхождения, более или менее выраженных групп, объединяемых свойствами своего украшения и письма, не позволяет пока выдвинуть рядом с образцами рукописного мастерства южных областей Грузии других, местных, групп рукописей.

  © Copyright 2001-2002 e-mail: geo@orthodoxy.ru
 














  | продолжение >> |